Центр обработки данных обеспечивает непрерывность бизнес-процессов и повышает коэффициент доступности

Виртуализация приложений — новый уровень реализации терминального доступа к корпоративным приложениям и данным

BCC вошла в пятерку лидеров в предоставлении ИТ-услуг (Рейтинг РА «Эксперт» — «Российские ИКТ, 2010»)

В расчете на сильного CIO (Intelligent Enterprise)

Источник информации: http://iemag.ru/?ID=622182

Подавляющее число информационных проектов, как известно,
предполагают активное взаимодействие поставщика, исполнителя и
заказчика. Взгляды этих сторон вполне могут не совпадать,
но в некоторых «реперных точках» должны, по идее, сильно пересекаться.
В конце прошлого года мы опрашивали ИТ-директоров по весьма широкому
кругу вопросов, касающихся развития информационной поддержки бизнеса.
Сегодня мы решили выяснить мнение по некоторым из этих проблем
у ведущих поставщиков и системных интеграторов.

В очередной раз о роли CIO

Первый вопрос, который был задан участникам рынка информационных продуктов и услуг (рис. 1), относится к почти банальной, но по-прежнему важной теме роли ИТ-директора в современном бизнесе. Приоритет значимости той области, которая связана с бизнес-процессами и регламентами, очень показателен, поскольку это по сути единственный предмет нашего разговора, непосредственно касавшийся построения бизнеса как такового. Четыре правых столбца диаграммы, высота которых примерно одинакова, в совокупности демонстрируют скорее не прямое значение ИТ-директора в бизнесе, а наличие фундаментальной методологической основы для его взаимодействия с топ-менеджментом компании. Чем оно эффективнее, тем с большей обоснованностью можно полагаться на непосредственное сотрудничество с CIO по той или иной проблеме: по техническому обеспечению проекта и поддержке пользователей через ITIL/ITSM, по кадровому обеспечению и мотивации через технологии Project Management, по вопросам регламентных работ посредством утвержденных процедур, внутренних и общих стандартов.

Рис. 1. Какие вопросы вы обсуждаете с ИТ-директорами напрямую?

Наконец, обратим внимание на низкий приоритет темы, посвященной технической спецификации решений, которую, казалось бы, если и следует обсуждать с заказчиком в принципе, то только с ИТ-директором. Причем невысокий приоритет ей ставят даже те компании, чья деятельность в большей степени связана с аппаратными платформами. Остается предположить, что сейчас речь больше идет не о продуктах, а об ИТ-решениях, причем обладающих очень высокой степенью заранее обеспеченной интеграции между различными аппаратными и программными компонентами. Наверное, только в этом случае можно отодвинуть на второй план дискуссии по чисто технологическим вопросам.

Сдвиг в сторону диалогов с ИТ-директором по поводу бизнес-процессов отмечают очень многие из опрошенных. В частности, прямо говорят об этом специалисты компаний «Ай-Теко», Columbus IT, «Оптима-Интеграция», «Открытые технологии», Symantec, «Sterling Интеграция». «CIO — это прежде всего специалист, обладающий стратегическим взглядом на бизнес и опытом по управлению растущими информационными потоками в условиях постоянно усложняющейся инфраструктуры предприятий, — говорит Дмитрий Фомичев, заместитель генерального директора, коммерческий директор “Оптима-Интеграции”. — Соответственно расширяется и круг ответственности CIO в иерархии управления компанией. Поэтому большинство вопросов, обсуждаемых сегодня с CIO, — это качественные изменения бизнес-процессов компании, которые будут достигнуты в результате внедрения информационной системы».

Пожалуй, только комментарий эксперта BCC сдержан в отношении тенденций такого рода, который, впрочем, склонен часть вины за это возлагать на самих системных интеграторов. «К сожалению, такие тонкости (далеко не в первую очередь влияющие на качество и эффективность комплексного ИT-продукта), как, например, частота вращения жесткого диска или количество слотов под оперативную память, все еще остаются любимыми вопросами ИT-директора. Но в том, что обсуждение сводится к подобным критериям сравнения, не последнюю роль играют сами интеграторы, переводя конкурентную борьбу в такой “партер”, вместо того чтобы представить явные преимущества комплексного решения непосредственно для бизнеса», — утверждает Андрей Морозевич, директор департамента системной интеграции BCC.

Из других комментариев можно выделить отмеченное рядом специалистов движение в сторону сервисной ориентированности работы ИТ-отдела. На это указали, в частности, такие компании, как Sun Microsystems, ЕМС и «Техносерв А/С». «Необходимо отметить увеличивающийся интерес к формализации ИT-сервисов, выдаваемых ИT-службами бизнес-подразделениям заказчиков. Эта тема также все чаще обсуждается с нашими заказчиками», — поясняет директор департамента по работе с корпоративными заказчиками «EMC России и СНГ» Борис Гермашев.

Интересно, что личные качества и опыт CIO, как следует из рис 2, являются для поставщиков услуг лидирующим критерием, в соответствии с которым они оценивают перспективы предстоящей работы с заказчиком. При этом спектр ответов, как видно, был весьма разнообразным. Примечательно также, что профессионализм ИТ-директора оказался даже более важен для поставщиков, чем контакты с топ-менеджментом компании. «Как сторонник идеи “значения роли личности в истории” я считаю, что личные качества и опыт играют огромную роль в успехе совместных проектов. От личных качеств и опыта зависит и проработка проекта, и дальнейшее его продвижение в компании, и окончательное внедрение и сопровождение», — говорит Светлана Мишина, руководитель нефтегазоэнергетического сектора Sun Microsystems. Директор по маркетингу компании «АйТи» Дмитрий Ведев также комментирует значимость личных качеств и опыта CIO, определяя ее через конкретные формы проектной активности. «Немаловажным фактором является участие ИТ-специалистов вообще и CIO в частности в продвижении, лоббировании проекта внутри компании-заказчика», — говорит он.

Рис. 2. Каковы общие критерии, в соответствии с которыми вы оцениваете
перспективы успешности предстоящей работы с заказчиком и
его зрелость в области управления ИТ?

В устных ответах, касающихся изменений в критериях оценки перспектив проекта, эксперты отмечают возросшую их корреляцию. Прежде всего имеется в виду пресловутая связь между бизнес- и ИТ-стратегией. «Отрадно отметить, что за последний год именно в этой сфере видны позитивные сдвиги. Наметилась более тесная интеграция ИТ- и бизнес-подразделений, возросло понимание основополагающей роли ИТ в бизнесе компаний», — комментирует ситуацию Сергей Квашук, руководитель департамента консалтинга Novell в СНГ. «Существенно возросла роль взаимодействия ИТ-подразделения с бизнес-отделами на всех этапах от обследования до внедрения, сопровождения и обучения», — считает Александр Антипов, управляющий директор компании «Sterling Интеграция». «Без четкой, существующей де-факто бизнес-стратегии не может быть эффективной ИТ-стратегии, и очень хорошо, что эту простую истину все больше осознают и заказчики, и ИТ-компании. Соответственно меняются и приоритеты», — утверждает президент консалтинговой группы «Борлас» Алексей Ананьин. Фактически эту же мысль декларируют эксперты из «Компьюлинка». Специалисты ряда фирм делают акцент на тесной связи еще двух факторов — грамотного CIO и сильного состава ИТ-подразделения. Иными словами, заметное повышение личной роли CIO во взаимодействии с поставщиками — факт безусловно отрадный, но, как видно, значимой эта тенденция оказывается только на фоне других критериев: наличия бизнес- и ИТ-стратегии, их связи между собой, качества работы всего ИТ-подразделения и эффективности коммуникаций «бизнес — ИТ».

Отвечая на первые два вопроса, наши собеседники не могли не затронуть направлений и форм работы, которые имели место в последний год и были так или иначе сопряжены с вышеназванными акцентами. Довольно часто звучала мысль о начале систематической деятельности в области планирования и развития ИТ-инфрастуктуры, что в свою очередь связано с достижением на российских предприятиях достаточного уровня ее зрелости, произошедшим, по мнению наших экспертов, именно в последний год. Отсюда, кстати, заметное внимание к регламентным вопросам (рис. 1), которое не может быть признано самым приоритетным, но которому на этапе интенсивного наращивания ИТ-ресурсов компании могли придавать куда меньшее значение. «Важная тенденция, которая была ярко выражена на протяжении прошедшего года, — усиление значимости вопросов эксплуатации ИТ, а также важности и критичности процессов планирования, развития и оптимизации ИТ-систем предприятия», — говорит Денис Матеев, заместитель директора департамента технического маркетинга и поддержки продаж компании «Микротест». «Значительно больше внимания стало уделяться таким аспектам, как выработка единой ИТ-стратегии, проведение ИТ-аудита и оптимизация всей ИТ-инфраструктуры. Таким образом, налицо желание навести порядок в том, что уже есть», — комментирует ситуацию со своей стороны директор по развитию бизнеса компании «Форс — Центр разработки» Николай Зезюлинский. Здесь хочется заметить, что именно систематический подход к планированию инфраструктурных решений способен выдвинуть фигуру CIO на передний план. При таком подходе данная проблема перестает ассоциироваться исключительно с техническими вопросами, и в то же время (в отличие от проблем с внедрением бизнес-систем) ИТ-директора здесь не заменит никакой другой функциональный топ-менеджер.

Надо сказать, что опрашивая ИТ-директоров год назад, мы отмечали, что примерно в половине случаев (по любым вопросам) отношения между ИТ-директором и топ-менеджментом сроились не спонтанно, а по продуманной схеме; при этом самой серьезной сложностью во взаимодействии с поставщиком для российского CIO являлись именно трудности при реорганизации бизнес-процессов.

Стандарты в бизнесе и ИТ

Фактор, который в значительной мере служит фундаментом для установления долгосрочных отношений между корпоративным заказчиком и поставщиком, связан с корпоративными стандартами. В прошлом году вопрос на эту тему мы задавали представителям компаний, являющихся клиентами, а теперь решили адресовать его поставщикам, которые, очевидно, должны быть в курсе дела. Распределение приоритетов (рис. 3) и оценка динамики в этом вопросе здесь в общем-то вполне ожидаемы и примерно одинаковы у всех опрошенных. Наиболее типичным комментарием могли бы стать слова первого заместителя генерального директора «Оптима-интеграции» Олега Зименкова: «Наличие стандартов в области аппаратных и программных платформ — это в общем-то традиционная ситуация, с которой нам приходится сталкиваться практически в каждом проекте. Стандартизация в области бизнес-приложений и в сфере ИТ-поддержки бизнеса в течение последних лет показывает устойчивый рост». «Руководители начинают задумываться о стандартизации в области ИТ-сервисов и переходе на ресурсную модель ИТ-служб», — замечает также Александр Замятин, директор департамента информационных и телекоммуникационных технологий «ТехноСерв А/С».

Рис. 3. С какими корпоративными стандартами вы сталкиваетесь
в настоящее время на предприятиях?

При этом надо отметить, что относительно ровные высказывания о пропорциях присутствия на отечественных предприятиях тех или иных ИТ-стандартов контрастируют со скептическими замечаниями, касающимися их реальной практической значимости. «Стандартизация невозможна без ИT-стратегии, особенно в части ИT-инфраструктуры. Всё ещё распространенный сегодня стиль решения проблем (“тушение пожара”) делает невозможным использование каких бы то ни было стандартов», — даёт свой комментарий Владимир Соркин, директор по развитию бизнеса TopS BI. «Хотелось бы отметить, что стандартизацией сегодня занимаются практически все компании. Однако конкретного результата добиваются лишь единицы», — замечает Алексей Клименко, заместитель генерального директора компании «Аскейт» (группа «Компьюлинк»). Если вспомнить наш прошлогодний опрос, то директора тогда в целом определяли ситуацию с ИТ-стандартами как промежуточную между их отсутствием и явным существованием в компании.

Свой взгляд на трудности, сопровождающие ИТ-стандартизацию, высказывает Сергей Квашук из Novell: «Проблема в том, что некоторые вендоры стараются подменить понятие стандартизации, переводя его глубинный смысл с соответствия отраслевым и открытым стандартам на использование «стандартного» ПО и оборудования. Такой подход неприемлем в условиях эксплуатации гетерогенных распределенных систем, а также информационных систем холдингов».

В отношении динамики использования ИТ-стандартов выделим еще одно интересное замечание. «Со стандартизацией дела обстоят не лучшим образом. Впереди, однако, те, кто ориентируется на стандарты менеджмента качества и внедряет процессные подходы к ведению бизнеса», — говорит Дмитрий Грязнов, директор департамента программной интеграции компании «Ай-Теко». Интересно оно тем, что критика в адрес положения с ИТ-стандартизацией здесь сочетается с тезисом о преимущественном развитии известных методических подходов в области бизнес-процессов. Стандартизация в этих двух сферах постепенно сближается, и это можно наблюдать на примере ITSM и BSC. Борис Гермашев из компании EMC называет еще одну новую, но, по его словам, уже известную российскому пользователю спецификацию — ISO/IEC 20000, в общем, также сильно тяготеющую к бизнес-процессам и поддерживаемую рядом ИТ-систем. В итоге по целому ряду причин в будущем у нас может появиться во многом общее поле стандартизации в области бизнес-процессов и ИТ-сервисов, что безусловно должно укрепить как значимость корпоративных стандартов, так и авторитет ИТ-директора в бизнесе.

Сравнение мнений поставщиков и заказчиков

Подводя итог уходящего года, мы не могли не задать нашим респондентам вопрос о востребованности тех или иных специалистов при выполнении проекта (рис. 4). Фактически идентичный вопрос о дефиците тех же специалистов мы задавали ИТ-директорам в прошлом году, и поскольку ответ на него должен быть лишен какого-либо субъективизма, результаты, полученные с разницей в один год, могут быть фактически сравнены напрямую. Они, надо сказать, во многом не совпадают.

Рис. 4. Каких специалистов со своей стороны вы наиболее часто
предоставляете на проект в последний год?

Интересно, что буквально все говорят о возросшей востребованности бизнес-консалтинга. «За последний год значительно повысился спрос на консалтинговые услуги. Заказчики готовы за них платить, поскольку понимают их важность и полезность», — утверждает директор департамента по работе с заказчиками компании «Открытые технологии» Григорий Шевченко, выражая тем самым мнение большинства опрошенных. Общее движение в сторону бизнес-проблематики, наблюдавшееся за последний год, было отмечено и ранее. И тем не менее даже в прошлом году дефицит бизнес-косультантов из всех возможных специалистов по мнению ИТ-директоров был самым высоким. Сейчас, как видно из диаграммы, этой категории специалистов поставщики ИТ-услуг отдают не первый и даже не второй приоритет в проектах.

Обратим внимание и еще на две ведущие позиции — менеджера проекта и ИТ-архитектора. Пропорции в отношении спроса на них со стороны заказчика (год назад) и предложения со стороны поставщика примерно совпадают. В этом смысле примечательно мнение Олега Зименкова из «Оптима-Интеграции»: «Сегодня наиболее востребованными являются ИТ-архитекторы и менеджеры проектов, и чаще всего эти специалисты работают в паре. Их основная задача — обеспечение эффективного управления проектом и использование в нем современных технологий и удовлетворяющих заказчика решений». В компании «Техносерв А/С» считают, что в последнее время все чаще требуется системный архитектурный подход на основе передовых международных стандартов, имея в данном случае в виду также относительно малоизвестную на российском рынке спецификацию ISO RM-ODP, посвященную организации распределенных вычислений. Здесь мы опять сталкиваемся с проблемой массового принятия рынком тех или иных стандартов, что, в свою очередь, в будущем может изменить приоритеты по многим вопросам — от статуса ИТ-департамента до потребности в определённых системах и ИТ-специалистах.

Рис. 5. Как вы оцениваете структуру ИТ-бюджета ваших заказчиков
в настоящее время, исходя из комплексных проектов, которые вы выполняете?

И наконец, еще одним фактором, который, казалось бы, должен объективно и независимо восприниматься обеими сторонами проекта, является его бюджет. Мнения о возможности выделять и изменять его по ходу внедрения информационных технологий отражены на рис. 5 и 6. Надо сказать, что оценка как самого бюджета заказчика, так и возможностей его изменения довольно существенно отличается от той картины, которая формировалась год назад на основе мнений самих заказчиков. Большая группа специалистов (из компаний Novell, Symantec, SAS, «Ай-Теко», BCC, «Форс») в один голос утверждает, что ситуация в данной области за последние годы практически осталась прежней. Другие (эксперты из «Открытых технологий» и «Sterling Интеграции») так же дружно заявляют, что бюджеты заказчиков стали гибче. Однако исходя из представленных графиков явно видна даже более консервативная оценка, чем та, что была дана самими ИТ-директорами год назад. Это тем более странно, если учесть, что любое проявление гибкости в этом вопросе на руку поставщикам и о любых возможностях динамичного формирования бюджета клиента им должно становиться известно в первую очередь.

Рис. 6. Каковы возможности динамичного распределения ИТ-бюджета?

В отношении функциональных приоритетов сегодняшнего дня многие эксперты традиционно ориентируются на направления специализации своих компаний. На рост внедрения прикладных систем при этом рассчитывают очень многие, что понятно: ИТ-инфраструра часто развивается пропорционально интенсивности внедрения бизнес-систем. «Основными направлениями инвестирования останутся центры обработки вызовов, центры обработки данных и сети передачи данных. Крупные организации продолжат развивать телекоммуникационную инфраструктуру. В следующем году еще больше усилится интерес к решениям по управлению ИТ-инфраструктурой, поддержанию жизнеспособности ИТ-систем и обеспечению информационной безопасности», — уверен заместитель генерального директора компании «Крок» Александр Буйдов.

27 декабря, 2006 г.,  Intelligent Enterprise, №24(156)