BCC вошла в пятерку лидеров в предоставлении ИТ-услуг (Рейтинг РА «Эксперт» — «Российские ИКТ, 2010»)

Проекты «под ключ» — это специализация ВСС на рынке инжиниринговых и общестроительных работ

Центр обработки данных обеспечивает непрерывность бизнес-процессов и повышает коэффициент доступности

Игорь Никифоров: Иногда СДО ничем нельзя заменить

Источник информации: http://www.cnews.ru/reviews/index.shtml?2008/09/03/315821

Катастрофическая нехватка кадров в ключевых отраслях экономики приводит к стремительному росту рынка систем дистанционного обучения (СДО) в России. Пока его объем невелик, однако ожидания участников более чем оптимистичны. Вытеснить очную форму обучения СДО, конечно, не смогут, но способны существенно повысить ее эффективность. А иногда альтернативы СДО просто нет, считает Игорь Никифоров, генеральный директор компании «Корпоративные системы обучения» (BCC Group). О потенциале российского рынка СДО и «смерти» e-learning он рассказал в интервью CNews.

CNews: Что представляет собой сегодняшний российский рынок систем электронного обучения и что принято понимать под термином СДО?

Игорь Никифоров: Да, когда мы говорим про рынок дистанционного обучения, и вообще про системы дистанционного обучения, нужно четко понимать, что за этим стоит. Сегодня часто можно услышать, что e-learning умер, или СДО умерли. И это так, потому что сегодня в понятие «система дистанционного обучения» вкладывается совершенно не то, что вкладывалось в момент его появления в середине 1990-х гг. В те годы разработчиками вынашивалась идея построения полностью автоматизированных дистанционных систем обучения, но в этом направлении не было достигнуто ощутимых результатов. Первые ожидания от технологий компьютерного обучения не оправдались. Девальвация термина «дистанционное обучение» произошла из-за того, что хотя этим и занимались профессиональные команды, они фокусировались на технологических аспектах и абсолютно не обращали внимания на обучаемых — на те результаты, которые последние достигали. Заказчики поняли, что вкладывают средства в системы, которые не дают отдачи. Так, в конце 1990-х — начале 2000-х гг. было инвестировано очень много средств в разработку систем дистанционного бизнес-образования, в дистанционное образование в вузах. Однако сегодня системы дистанционного обучения выстроены и функционируют в единичных бизнес-школах и вузах. Фактически, в то время был сделан правильный акцент, но неправильно оценена сложность задачи.

Сейчас СДО дают действительно хорошие результаты, особенно в корпоративном сегменте, где требуется повышение квалификации уже подготовленных людей под конкретные новые задачи. Результаты такого обучения можно легко проверить и оценить. Кроме того, разработчикам стало понятно, что участие преподавателя, инструктора обязательно в СДО. Его нельзя заменить, но его деятельность можно автоматизировать до такой степени, чтобы эффективность его работы значительно возросла. Так, СДО позволяют повысить эффективность деятельности преподавателя минимум на 40%. То, чем мы сейчас занимаемся, это по большому счету не дистанционное обучение, а автоматизация процессов обучения, в том числе очного.

CNews: Что СДО могут сейчас, что понимается под словами «автоматизация обучения»?

Игорь Никифоров: Говоря простым языком, три «кита» полноценной системы дистанционного обучения — это учебный материал, тесты и расписание занятий. Более формально — это три подсистемы, отвечающие за доставку учебного материала обучаемому, контроль его знаний, планирование и мониторинг обучения в целом. В рамках такой модели конкретная реализация каждой из подсистем может быть выполнена самым различным способом.

Рассмотрим подсистему доставки учебного материала. Учебный материал может доставляться по каналам интернет в виде традиционных web-страниц или более сложных web-приложений. Также учебный материал может доставляться на компакт-дисках, что актуально для обучения, требующего большого количества качественного аудио и видео материала. Однако учебный материал может доставляться также и преподавателем в ходе очного занятия. В каждом из вышеперечисленных случаев подсистема доставки учебного материала присутствует, но реализована различными способами. Более того, очень часто требуется совместить все эти способы доставки в рамках одной СДО, в так называемом смешанном подходе к обучению.

За интеграцию разнообразного учебного материала в рамках одной СДО отвечает подсистема управления обучением. Традиционно к задачам данной подсистемы относят, в частности, учет обучающихся, назначение обучающимся занятий в определенной последовательности (так называемых программ обучения), хранение результатов тестирования и построение разнообразных отчетов. Хочу обратить внимание, что именно компоненты планирования и мониторинга обучения дают основную составляющую эффективности будущей системы. Для примера, представьте себе, что если количество обучающихся в системе составляет тысячи, а количество курсов — несколько сотен (что вполне реально для современных промышленных систем), то обучение будет вестись по сотням тысяч человеко-курсов одновременно и назначать программы обучения вручную станет просто невозможно. Сразу же встает вопрос о необходимости средств автоматизации, которые автоматически распределяли бы пользователей по группам, назначали бы им требуемые курсы и т. п.

Что касается подсистемы контроля знаний, то в настоящий момент методологические вопросы компьютерного тестирования проработаны достаточно глубоко, чтобы покрыть основной спектр задач по контролю знаний обучаемого. Существуют десятки видов тестов, в вопросах активно используется видеоматериал, компьютерное моделирование, ролевые игры. Тем не менее, по прежнему актуальной является задача создания целостной системы тестирования, которая гарантированно проверяет то, чему учили, и не спрашивает то, чему не учили.

В целом набор базовых требований к СДО уже сформирован. В частности, исследовательское агентство Technology Evaluation Centers (TEC) на платной основе распространяет систему оценки и отбора СДО, основанную на анализе более 600 стандартных требований. И все системы СДО ведущих производителей, в том числе и наша TrainingWare, так или иначе удовлетворяют большинству из них. Однако все серьезные проекты внедрения СДО показывают, что вне зависимости от производителя внедрение «в лоб» базовой стандартной версии оказывается невозможным. Для построения эффективной системы необходим сбор и анализ специфических требований заказчика с их последующей реализацией, что может осуществить только мощная профессиональная команда внедренцев.

CNews: Чем вызвана сегодня потребность в системах дистанционного обучения? Какие отрасли наиболее остро в них нуждаются?

Игорь Никифоров: Основная причина возрастающего спроса на СДО — катастрофическая нехватка квалифицированных кадров в ключевых отраслях экономики, и, соответственно, необходимость быстро ее ликвидировать. Решение этой задачи разбивается на две составляющие: обучение «с нуля» — в вузах и профтехучилищах, и повышение квалификации (переобучение) имеющегося персонала. Как уже говорилось, в обоих случаях СДО востребованы именно как средство автоматизации учебного процесса, в том числе очного, способного резко повысить эффективность работы преподавателей, сократить сроки обучения при должном его качестве.

Наиболее актуальна проблема кадрового голода для тех важнейших для России отраслей, которые в последние годы остались без притока квалифицированных специалистов: электроэнергетика, машино-, авиа- и судостроение, других «инфраструктурных» отраслей. Так, по данным последнего опроса Института экономики переходного периода, проблема острой нехватки квалифицированного персонала в промышленности сейчас вышла на первое место, обогнав даже дефицит оборотных средств, долго являвшийся основной «головной болью» для промышленников.

Вместе с тем и традиционно привлекательные для работы сферы, как, скажем, банковская деятельность и телекоммуникации, эта проблема также не обошла стороной. Но здесь несколько другая причина — постоянно меняющийся продуктовый портфель. А вывод на рынок новой услуги или продукта, как правило, требует переобучения персонала.

Не могу не отметить актуальность обучения и переобучения в вооруженных силах. Армии необходимо осваивать новые высокоточные, высокоэффективные виды вооружений, которые она получает в свое распоряжение. Вопрос о внедрении новых технологий всегда идет вместе с вопросом подготовки кадров к использованию этих технологий. Причем в данном случае чтобы обучить людей этому, не требуется большая, сложная работа. Ведь обучаются военные специалисты, которые имели опыт эксплуатации тех или иных видов вооружений. Необходимо просто поднять планку, повысить их уровень, но сделать это повсеместно, масштабно. С применением СДО есть возможность за определенное время подготовить гораздо большее число специалистов, чем в ходе аудиторных занятий, очного обучения. Например, в рамках одного из проектов, который мы сейчас завершаем, в уже работающей системе проходят обучение порядка 10 тыс. пользователей.

Важно также учитывать, что дистанционное обучение — это не только корпоративный сектор, но и образовательный. Это два довольно далеких друг от друга направления, для каждого из которых характерны свои принципы работы, своя мотивация внедрения систем. Не секрет, что наряду с дефицитом квалифицированных преподавателей большинство вузов испытывает острую нехватку помещений для аудиторных занятий. Отсюда и интерес к СДО в образовании, — они позволяют значительно повысить эффективность работы преподавателей и снизить нагрузку на аудитории за счет использования так называемой смешанной формы обучения. Также в значительной степени решается и вопрос обеспечения одинаково высокого уровня обучения, ведь подход различных преподавателей к обучению может существенно различаться даже в рамках одного курса.

CNews: Кто является наиболее активными потребителями СДО на данный момент?

Игорь Никифоров: Сложно выделить какую-то одну отрасль — уже сейчас есть примеры успешного внедрения СДО на предприятиях и организациях практически всех вертикалей. Но такие внедрения пока фрагментарны и не являются массовыми. Т. е. рост рынка идет не «по всем фронтам», а отдельными небольшими участками. Появляется новая задача, выясняется, что без СДО ее решать либо просто невозможно, либо очень сложно и долго, принимается решение — рискнуть, несмотря на отсутствие примеров вокруг. В случае успеха проекта этому примеру следуют другие компании в отрасли, затем ему следуют компании других отраслей, имеющие схожие задачи и потребности. Через этот этап «пробных внедрений», собственно, проходит любой зарождающийся рынок. Так было, скажем, и с рынком ERP десять лет назад. А, как я уже говорил, задача обучения и переобучения персонала стоит очень остро абсолютно во всех отраслях экономики, поэтому есть все основания полагать, что лет через пять-семь СДО будут так же распространены в России, как и ERP.

CNews: Давно ли в России появилась заинтересованность в СДО?

Игорь Никифоров: Для правильного понимания ситуации необходимо отметить, что потребность в массовом обучении и переобучении персонала столь значимо проявилась буквально недавно. Еще пять лет назад эта проблема либо вообще не стояла, либо была отнюдь не столь животрепещущей, как сейчас. Поэтому и настоящий спрос на «большие» СДО появился всего несколько лет назад. Но, тем не менее, первые проекты уже есть, и есть, о чем говорить. Так, нами за последние два года выполнены проекты внедрения СДО для дочерних компаний ОАО «Связьинвест», для АЭС Бушер-1 (данный проект выполнялся международным консорциумом ENCONET-TECHNATOM-ВНИИАЭС-OCE по заказу МАГАТЭ), Министерства обороны РФ, Федерального агентства лесного хозяйства, Комитета по образованию Санкт-Петербурга и других.

CNews: Можно ли оценить эффективность вложений в корпоративные СДО?

Игорь Никифоров: Одним из элементов любого проекта по внедрению систем дистанционного обучения является разработка технико-экономического обоснования, где, в том числе, производится расчет возврата инвестиций. Для примера, в одном из наших последних проектов ROI составил 117,3%. Цифра значимая, но по большому счету не она важна. В некоторых случаях СДО — это единственная возможность осуществить оперативную переподготовку персонала. Другой просто нет. Если, например, перед банком стоит задача вывести на рынок новый продукт, необходимо научить сотрудников с ним работать. А если этот банк имеет огромную сеть филиалов по всей стране, и таких продуктов не один и не два? Очное обучение, конечно, возможно, но только вывод нового продукта займет годы, что неприемлемо на высококонкурентном банковском рынке.

CNews: Достаточно ли, на ваш взгляд, в России качественных СДО? Есть ли у пользователей выбор?

Игорь Никифоров: Выбор систем достаточно большой. Если посмотреть на мировой рынок, то здесь присутствует 10-15 крупных игроков, продукты которых имеют приблизительно одинаковый потенциал, соответствуют всем сложившимся стандартам и содержат определенный набор функций, возможно, с разными акцентами. Так что проблема не в отсутствии достойных решений. Проблема во внедрении. СДО не может быть просто установлена на сервер и работать сама по себе. В ней участвуют люди, выполняющие определенные задачи.

Как я уже говорил, наибольший риск провала проекта создания СДО приходится как раз на этап внедрения, когда есть программное обеспечение, есть учебные курсы, но организационная структура, необходимая для работы пользователей в системе, на предприятии не создана. С моей точки зрения, пользователю важно не какой софт внедряется, а заработает ли система. Поэтому мы осуществляем полный цикл внедрения СДО, чтобы быть полностью уверенными в результате. Проект считается завершенным только тогда, когда система передана в промышленную эксплуатацию. Тогда мы отходим и просто поддерживаем созданное решение. СДО — это не коробочный продукт, это, я бы сказал, некий стандартный набор сервисов. К их внедрению нужно относиться так же серьезно, как к внедрению ERP-систем.

CNews: Российский рынок СДО — рынок отечественных или западных разработчиков?

Игорь Никифоров: В начале 2000-х г. это был больше рынок российских разработчиков, потому что он был миниатюрным даже по российским меркам и просто не интересовал западных игроков. Сейчас рынок достаточно велик, и сюда начинают приходить западные вендоры, например, IBM, Thompson NETg — компания-разработчик учебных курсов, другие крупные разработчики программного обеспечения. Привлекательность российского рынка для западных компаний повышается, и они продолжат приходить. Многие из них еще вообще не представлены в России, например, один из мировых лидеров рынка СДО — компания Blackboard.

CNews: Интересны ли отечественные компании крупным западным игрокам, приходящим в Россию? Активен ли на российском рынке СДО процесс консолидации?

Игорь Никифоров: Я бы отметил обратную тенденцию — российские компании склонны покупать западных игроков, и это заметный процесс, который, на мой взгляд, будет продолжаться.

Поглощения нишевых игроков рынка СДО со стороны зарубежных компаний не стоит ожидать; я не думаю, что это станет значимым явлением. Гораздо более важно другое направление. На российском рынке систем автоматизации обучения, или, как его принято называть, систем дистанционного обучения, наблюдается большой разрыв между реальным объемом продаж и потенциалом. Чтобы реализовать этот потенциал, недостаточно одного желания, нужны возможности, определенные позиции на рынке. В большинстве случаев такие возможности есть у ведущих системных интеграторов. Альянсы разработчиков СДО и системных интеграторов, слияния, поглощения, дополнение уже существующего бизнеса системных интеграторов услугами по созданию СДО — это та тенденция, которая сейчас отчетливо прослеживается.

Но, несмотря на наличие, с одной стороны, довольно большого количества команд разработчиков и внедренцев СДО (насколько они сильны — другой вопрос), и с другой — крупных системных интеграторов, успешных примеров консолидации, результатом которой стал бы явный успех на рынке, совсем немного. И тому есть две основные причины. Первая общеизвестна — несоответствие корпоративных культур, что зачастую делает невозможной полноценную операционную интеграцию, и, как следствие, достижение целей консолидации. Для успеха здесь нужно время и очень осторожный поэтапный переход к интеграции на уровне основных бизнес-процессов, который позволяет перенять друг у друга лучшее, а не насадить худшее. Вторая причина частично вытекает из первой: поскольку на полноценную интеграцию необходимы годы, а в момент появления реального спроса на рынке нужно уже быть во всеоружии, то лучше начинать процесс слияния в тот момент, когда как такового спроса на соответствующее решение вообще нет, он только прогнозируется. Такая ситуация была на рынке СДО еще два-три года назад — в отсутствие значимого спроса это был скорее клуб по интересам, нежели бизнес, на котором можно зарабатывать, как сейчас. А для консолидирующей компании это значительный риск, и нужна готовность на него пойти. И именно такая готовность была два года назад как со стороны руководства BCC, так и с нашей стороны. Сейчас многие интеграционные процессы еще продолжаются, но в целом была выбрана такая форма взаимодействия, которая позволила КСО достаточно плавно и безболезненно войти в состав BCC Group. Про полную интеграцию на уровне бизнес-процессов, думаю, можно говорить года через три с момента начала, т. е. в 2009 году.

CNews: Есть ли у рынка СДО сдерживающие факторы развития?

Игорь Никифоров: Сдерживающие факторы есть у любого рынка, любого вида решений. В данном случае можно говорить о нескольких основных факторах, которые влияют не столько на темпы роста, сколько на вид, который принимает рынок СДО. Во-первых, это не совсем традиционная форма конкуренции. По большому счету, СДО конкурируют не между собой, а с другими видами обучения, т. е., условно говоря, это конкуренция не авиакомпаний, а конкуренция между самолетом и поездом. Можно проводить обучение традиционным способом, или с минимальным уровнем автоматизации, или создать систему, которая функционировала бы практически без участия человека. В нашем секторе, корпоративном, обучение во многих случаях до сих пор ведется в учебных центрах. Иногда это и оправдано, но далеко не всегда, и здесь есть большой резерв повышения эффективности и оперативности образовательного процесса.

Во-вторых, тут, как и в других сферах деятельности, могут возникать серьезные формальные барьеры для вхождения на этот рынок. В частности, сейчас рассматриваются законопроекты о введении лицензирования на разработку программного обеспечения. Также, если компания хочет оказывать полный спектр услуг, включая услуги по обучению, то необходима соответствующая лицензия на проведение обучения. Кроме того, традиционные заказчики СДО — это промышленные предприятия государственного значения, зачастую закрытые и т. п., для работы с которыми требуются дополнительные лицензии и разрешения.

Любые формальные барьеры так или иначе являются сдерживающими факторами развития рынка — чем больше барьеров, тем меньше игроков на рынке, выше степень его монополизации.

Вместе с тем, все эти факторы по сравнению с факторами роста далеко не так значимы. Кадровые проблемы во многих отраслях достигли таких масштабов, что дальше их игнорировать невозможно. Иногда нет другого выхода, кроме применения СДО. Возможно, стоит говорить не об СДО как таковых, а в целом об автоматизации образовательного процесса. Есть противники применения СДО в университетах, школах, и они по-своему правы. Но отрицать преимущества автоматизации в образовании, особенно в корпоративном, не будет никто. Как я уже упомянул, это повышает и эффективность работы преподавателя, и облегчает и ускоряет подготовку специалистов.

CNews: Каковы, по вашим ожиданиям, перспективы рынка СДО?

Игорь Никифоров: По прогнозам, в 2008 году мировой рынок систем для автоматизации обучения должен составить примерно 17,3 млрд долл. Как ожидается, к 2010-2012 годам он может дорасти до 50 млрд долл. В России объем рынка именно корпоративных СДО составляет около 15 млн долл. Мы на этом рынке занимаем, по нашим данным, порядка 30%. Если учитывать и обучающие курсы, и услуги, построенные на базе дистанционного обучения, то сейчас этот рынок составляет порядка 150 млн долл., а в ближайшие пять лет он дорастет до 500 млн долл. Для сопоставления этой цифры с другими сегментами рынка ИТ скажу, что 500 млн долл. — это примерно половина рынка ERP-внедрений в России в 2007 году. Потенциал же рынка СДО, по нашим подсчетам, достигает 8 млрд долл. — при таком объеме будут удовлетворены все обозначенные на сегодняшний день потребности предприятий и образовательных учреждений в автоматизации обучения.

Кстати, сейчас игроками российского ИТ-рынка очень много говорится о том, что высокие цены на сырье и, как следствие, высокая маржинальность бизнеса снижают интерес крупных корпораций к ИТ-решениям, ориентированным в основном на сокращение издержек. При марже в десятки процентов снижение издержек на 1-2%, которое дают ИТ, просто незаметно. Но у ИТ-рынка есть целый ряд ярко выраженных точек роста, нарождающихся звезд — это технологии и решения, позволяющее решать относительно новые или не стоявшие ранее столь актуально бизнес-задачи заказчиков. И автоматизация процессов подготовки и аттестации персонала — одна из таких точек роста.

CNews: Вы давно возглавляете коллектив разработчиков. Можете ли дать себе характеристику как руководителю?

Игорь Никифоров: В последнее время я все больше учусь либерализму. Я считаю, что сегодня мотивация сотрудников основывается не на неких жестких, понятных, материальных вещах, как это было раньше, а на более тонких материях, и должна быть выстроена по-другому. Либерализм в данном случае — лишь внешнее проявление, демонстрация уважения к другому мнению. В нашей стране очень долго не принимался пропагандируемый на западе подход — переход от найма к партнерству, даже не в финансовом смысле, а с точки зрения взаимоотношений. Сейчас это актуально для России как никогда. Когда специалисты дорогие, когда их мало, когда конкуренция работодателей на рынке труда возрастает, необходим переход от жестких схем взаимодействия к сотрудничеству.

Екатерина Толкачева