Центр обработки данных обеспечивает непрерывность бизнес-процессов и повышает коэффициент доступности

BCC вошла в пятерку лидеров в предоставлении ИТ-услуг (Рейтинг РА «Эксперт» — «Российские ИКТ, 2010»)

TelecomTV — универсальная масштабируемая платформа предоставления мультимедийных услуг

Сергей Канев: Есть шанс кардинально изменить отношение бизнеса к ИТ (CNews)

Источник информации: http://corp.cnews.ru/reviews/index.shtml?2009/09/16/362101

Нестабильная экономическая ситуация заставляет бизнес искать пути для экономии. Многие компании с этой целью сокращают расходы на ИКТ, априори считая их малоэффективными. О причинах такой ситуации, правильном подходе к оценке эффективности и финансовых затрат на ИТ, а также о перспективах развития рынка CNews рассказал Сергей Канев, вице-президент BCC.

CNews: Что сейчас происходит с рынком информационно-коммуникационных технологий, каковы перспективы его развития?

Сергей Канев: ИКТ-рынок нельзя рассматривать в отрыве от экономики в целом, частью которой он, собственно, и является. Развитие экономики определяет и качественные, и количественные его показатели, а главное — перспективы.

Говорить о количественных показателях в 2009 году — объемах, темпах роста, и строить прогнозы на основе анализа этих данных — пока, на мой взгляд, преждевременно, в том числе и потому, что ИТ-рынок — единственный сегмент экономики, по которому полностью отсутствуют официальные квартальные статистические данные, да и годовые очень далеки от совершенства.

Сейчас имеются отрывочные данные исследовательских агентств по первому и второму кварталам 2009 года. Они, на первый взгляд, неутешительны — фиксируется почти двукратный спад в денежном выражении. Но, во-первых, экономическая ситуация во втором полугодии как в России, так и в мире, все-таки улучшается, а во-вторых, более правильно сравнивать сопоставимое, т. е. принимать во внимание влияние динамики цен на ИКТ-продукты и услуги. В сопоставимых ценах даже в первом полугодии падение сегмента ИТ-услуг, в отличие от сегментов оборудования и ПО, было минимальным.

Тем не менее ситуация на рынке очень тревожная, и главным образом потому, что бизнес, стремясь к сокращению затрат, пошел по самому простому пути — значительного урезания инвестиций в развитие и обновление основных фондов, в том числе и в ИКТ. При этом сокращение инвестиций в ИКТ идет даже опережающими темпами.

Данный факт наглядно иллюстрирует то, что вложения в ИКТ до сих пор воспринимаются исключительно как затраты, а не как инвестиции в повышение эффективности бизнеса, совершенствование управления предприятием, организацией.

На мой взгляд, основных причин тут три, причем они взаимосвязаны. Первая заключается в отсутствии принятых единых требований к развитию корпоративных информационных и телекоммуникационных систем как неотъемлемой части базовой производственной инфраструктуры. На практике единый процесс информатизации разбивается на отдельные, с годовым периодом реализации, слабо связанные между собой проекты, даже успешное выполнение которых не в состоянии оказать заметное влияние на бизнес. Вторая — в отсутствии объективных показателей эффективности вложений в ИКТ, оценки влияния успешных ИКТ проектов и состояния ИКТ на бизнес-результаты и стоимость предприятия, требований к минимально-достаточному уровню их финансирования и т. п. Третья и, пожалуй, самая главная — в отсутствии мотивации менеджмента не на краткосрочные результаты и текущую рыночную оценку (с максимизацией прибыли текущего периода, чаще достигаемую резким сокращением инвестиционных и операционных расходов), а на устойчивое, последовательное развитие инфраструктуры предприятия с соблюдением показателей отраслевой эффективности, и улучшение таких принципиально важных для устойчивого развития предприятия в быстроменяющейся среде показателей как управляемость, гибкость, адаптивность, готовность к выпуску новой продукции и др.

Одно из наиболее очевидных последствий сложившейся ситуации — необоснованно высокая значимость для менеджмента текущих конъюнктурных финансовых показателей, при хроническом недофинансировании тех составляющих (включая ИКТ), которые оказывают влияние на долгосрочные позиции предприятия. Причем иногда ситуация доводится вообще до абсурда. Ведь сложно себе представить, что при строительстве 10-ти этажного офиса делают лифт не с 1-ого этажа до 10-ого, а один с 1 по 5-ый этаж, второй, с 8 по 10-ый, а с 5-ого по 8-ой лифта вообще нет, надо идти пешком... А еще могут быть варианты, когда с 1-ого по 5-ый лифта просто нет. Вот именно так, в своей основной массе, сейчас выглядит ИКТ-инфраструктура предприятий. А ведь только при «сквозной» автоматизации достигается максимальный эффект от использования информационных систем. Полная интеграция производственных систем с учетными, front-офисных систем с back-офисными, интеграции ИС предприятия с ИС поставщиков и заказчиков — является понятной, но редко реализованной практикой на российских предприятиях.

Тем не менее, кризис, как известно, порождает не только проблемы, но и возможности. Они связаны, в первую очередь, с вероятным изменением подходов к оценке бизнеса, введением новых систем мотивации, побуждающих к внедрению информационных и других, новых, высокоэффективных технологий. Даже шире — побуждающих мотивов к развитию новой архитектуры бизнеса, акцентов на оценку эффективности каждого бизнес процесса, и значительному росту роли ИТ в стратегии развития любого предприятия.

CNews: Что это за изменения и как они влияют на ИТ-рынок?

Сергей Канев: Изменений много — сейчас вообще речь идет о возможной кардинальной смене парадигмы развития мировой экономики. Если этот процесс действительно имеет место, то одним из ключевых станет изменение принципов, методов оценки компаний, стоимости бизнеса, и, следственно, критериев оценки менеджмента. Существующие сегодня методики оценки компании (инвестиционной привлекательности бизнеса) основаны в первую очередь на оценке финансовых и рыночных показателей. При этом структура, состояние и эффективность бизнес-процессов, управляемость, состояние и соответствие бизнес-задачам корпоративных информационных систем и инфраструктуры, и, что актуально сегодня, стрессо-устойчивость бизнеса фактически не рассматриваются. Подобные показатели практически отсутствуют в используемых методиках оценки компаний, или же влияние их на результаты оценки минимальные. Тем не менее, рискну предположить, что в ближайшем будущем ситуация начнет меняться.

Сейчас, на фоне системных проблем финансовых рынков, прибыль от основной деятельности (а отнюдь не рост капитализации и внешние заимствования) становится главным источником дохода владельцев бизнеса и средств для развития предприятия. Поэтому, в условиях слабой предсказуемости внешней среды положение, когда основные производственные процессы представляют собой слабоуправляемый «черный ящик», когда информационные потоки предприятий не структурированы, а верхний уровень управления не имеет актуальной информации для принятия управленческих решений, — это грозит самыми серьезными последствиями. Менеджмент, не имея необходимых инструментов управления, не в состоянии гарантировать, что существующие финансовые потоки сохранятся в ближайшем будущем, не говоря уже о невозможности адекватно реагировать, скажем, на снижение спроса, оперативно принимать решения по сокращению именно тех издержек, которые действительно можно сократить без ущерба для основной деятельности компании, качества производимой продукции/услуг, безопасности производственного процесса.

Особенно остро этот вопрос стоит в России ввиду того, что кризис застал нас в самом начале процесса модернизации инфраструктуры экономики. Сейчас этот процесс фактически остановлен, по-прежнему «выжимаются все соки» из давно подлежащей замене инфраструктуры. Более того, на пенсию уходит квалифицированный персонал, который и создавал эту самую инфраструктуру, равноценной замены которому, к сожалению, нет, что еще более, с учетом износа, повышает технологические риски. Не располагая адекватной и актуальной информацией о состоянии предприятия, ее инфраструктуры, не имея возможности контролировать действия персонала, невозможно ни грамотно осуществлять операционное управление, ни планировать развитие. Повторюсь, если раньше эта проблема мало кого занимала ввиду спекулятивно растущей капитализации, доступности дешевых заемных средств и значительного «запаса прочности» созданной во времена СССР базовой инфраструктуры, то сейчас она «встает в полный рост». От качества производственной инфраструктуры, в том числе таких ее составляющих, как ИТ, телекоммуникационная, инженерная, сейчас в значительной степени зависит и эффективность предприятия (бизнеса), его стоимость, а главное — конкурентоспособность, устойчивость и даже возможность дальнейшего существования.

Именно поэтому мне представляется вероятным, что после первого кризисного шока будет отмечен рост интереса к решениям и услугам, дающим возможность обеспечить сквозное управление предприятием фактически в режиме реального времени, ликвидировав накопившиеся за последние время перекосы в информатизации и обеспечив сквозное прохождение информации с самых нижних уровней на верхние, и наоборот.

Однако при этом для оценки стоимости бизнеса, эффективности работы менеджмента, отдельных функциональных подразделений, включая ИТ, крайне важно сформировать в дополнение к довольно развитым финансовым показателям систему нефинансовых показателей, отражающих такие принципиальные сейчас качественные параметры, как управляемость, надежность, устойчивость. Если с набором ИКТ-инструментов для решения описанной выше проблемы все более-менее понятно, то методы оценки состояния ИКТ предприятия и их непосредственное влияние на бизнес компании и основные бизнес показатели пока отсутствуют. Это, несомненно, является сдерживающим фактором развития в том числе и ИТ-рынка. ИКТ не могут и де-факто не являются затратной статьей для бизнеса (хотя многие думают ровно наоборот), ИКТ — это часть производственных систем, формирующих добавочную стоимость, они увеличивают эффективность предприятия, формируют новые возможности и перспективы.

Но в любом случае, и я хотел бы это особо подчеркнуть, изменения не происходят сами собой, для этого необходимы значительные, и что очень важно, скоординированные усилия всех заинтересованных сторон, к чему я хотел бы призвать ИКТ-сообщество, в том числе пользуясь «трибуной» CNews.

CNews: В чем заключаются сложности с нефинансовыми методами оценки?

Сергей Канев: Казалось бы, никаких сложностей быть не должно. Ведь есть же хорошо известные и давно существующие нефинансовые показатели — это и износ основных фондов, и производительность труда, и удовлетворенность заказчиков, количество изобретений на одного сотрудника, и многие другие, в том числе специфические отраслевые, например, уровень цифровизации. Но сейчас, как уже говорилось, они используются в основном для оценки эффективности работы отдельных подразделений, или как «довесок» к финансовым. При этом главная и нерешенная пока проблема состоит в их агрегировании и правильной оценке влияния на будущие финансовые потоки, и, соответственно, на стоимость бизнеса и его устойчивость. Иными словами, нефинансовые показатели есть, но их в нынешнем виде крайне сложно, а зачастую и невозможно привязать к финансовым, и использовать как единую сбалансированную систему оценки. Более того, между финансовыми и нефинансовыми показателями есть принципиальная разница — если первые, в основном, обращены в прошлое и констатируют факт, то вторые — в будущее, отражая состояние производственной инфраструктуры, и, как следствие, возможность получать доход и впредь. Но, как известно, будущее зависит от столь большого количества факторов и их взаимовлияния, что предсказать, насколько именно повлияет на EBITDA, скажем, снижение износа производственных фондов на 10% и энергопотребления на 15%, вряд ли представляется возможным. Вернее это возможно только по принципу «при прочих равных условиях», чего в жизни не наблюдается даже в относительно стабильные годы, не говоря уже о текущей ситуации.

CNews: Какие решения будут наиболее востребованы в связи с намечающимся изменением принципов оценки бизнеса?

Сергей Канев: Для этого нужно сначала ответить на вопрос — а что уже сделано, какие вопросы решены?

Если кратко оценивать сложившееся положение с корпоративной информатизацией, то с некоторыми допущениями можно утверждать, что сейчас решен, и то — не до конца, лишь вопрос учета, но никак не управления. ИКТ лишь помогают констатировать факт несколько быстрее, чем с использованием только ручного труда. Причем, ввиду «очаговости» развития ИТ (как следствие — ручной ввод первичной информации при многократном его дублировании), до сих пор не решен вопрос объективности учетной информации и ее актуальности.

В свою очередь, оценивать эффективность ИКТ в принципе возможно лишь в том случае, если реализован не только учетный контур, но и управляющий, причем не локально (применительно к отдельной функции или набору функций), а сквозным образом — применительно к ключевым производственным бизнес-процессам. Для иллюстрации приведу простой пример: на одном, очень крупном, производственном предприятии примерно треть производимой продукции остается невостребованной по той простой причине, что за время подачи заявки на производство и исполнения заказа заказчик несколько раз корректирует объем и номенклатуру заказа, но на производство, ввиду той самой лоскутной информатизации, эта информация просто не успевает дойти.

Поэтому направления дальнейшей информатизации и ее инструментарий довольно очевидны — это создание единого учетно-управляющего контура. Рассматривая то, что потребуется для этого, пойдем сверху вниз по «пирамиде» ИТ: от бизнес-ПО к инфраструктуре.

Одним из накопленных за последние годы «перекосов» в корпоративной информатизации, связанным с превалированием финансовых критериев оценки, является явный крен в сторону автоматизации финансового учета верхнего уровня, при существенно меньшем внимании к автоматизации производственных процессов. В результате сейчас, когда основной бизнес (производство) остался единственным источником финансирования, выясняется, что о нем-то как раз на верхних уровнях управления достоверно ничего или почти ничего не известно, поскольку практически отсутствуют и вертикальные, и горизонтальные информационные связи. Поясню: во-первых, отсутствуют или недостаточны связи с уровнем автоматизации технологических процессов (а зачастую уровень АСУТП вообще не реализован), практически отсутствует принципиально важный для успешной работы в быстро меняющейся бизнес-среде уровень автоматизации оперативного управления производством. Это что касается вертикальных связей, наиболее характерных для промышленных предприятий. На горизонтали — а это касается уже предприятий абсолютно всех отраслей экономики — отсутствуют или недостаточны связи между финансовыми системами (как правило, это модули ERP) и специализированными отраслевыми.

Пути решения этой проблемы очевидны: внедрение недостающей функциональности, в первую очередь, на уровне оперативного управления основной деятельностью, внедрение систем автоматизации оперативного управления и планирования производством, выполняющих в т. ч. и роль «вертикального» интерфейса, гибкая горизонтальная интеграция информационных систем на базе интеграционных продуктов (SOA), позволяющая обеспечить обмен информацией между используемыми системами.

На уровне ИКТ-инфраструктуры, несомненно, востребованы инструменты снижения издержек: как на владение самой ИКТ-инфраструктурой, так и издержек предприятия в целом. Как правило, наиболее оптимальным решением, позволяющим не только экономить, но и создавать дополнительные технологические возможности для развития бизнеса, являются оптимальная централизация, стандартизация используемых решений, создание единой информационной и телекоммуникационной среды предприятия, которая позволяет контролировать как внутренние издержки, так и оптимизировать расходы с внешними поставщиками услуг. Ее базовые элементы: сетевая, телекоммуникационная, вычислительная инфраструктура предприятия, системы управления и мониторинга как ИКТ-, так инженерной инфраструктуры, актуальные и отвечающие требованиям бизнеса приложения, их централизация на базе отказоустойчивых ЦОД (собственных или внешних), системы накопления знаний, более широкое использование технологий виртуализации и доставки приложений, системы профессионального развития и обучения персонала...

Есть еще целый ряд вполне очевидных инструментов, позволяющих в комплексе с перечисленными выше решить задачу создания гибкой сбалансированной системы сквозного управления предприятием и организацией, нет смысла приводить их все. Но, еще раз подчеркну, количественный эффект от их внедрения можно напрямую оценить только через нефинансовые показатели.

CNews: У вас хорошее бизнес-образование (MBA, DBA). Не возникает ли у вас желания «продвинуть экономическую науку», например, в аспекте методов оценки эффективности бизнеса?

Сергей Канев: Я давно занимаюсь этой темой. Она мне интересна. Изучение разнообразной литературы по оценке бизнеса показало, что факторам влияния информационных активов на эффективность бизнеса, его стоимости не уделяется должного внимания. Терминология не устоялась, методы пока не разработаны. Однако общее понимание проблематики, возможные варианты решений практических задач такого типа у меня уже сложились. В ближайшее время планирую опубликовать интересные материалы по этой теме.