BCC вошла в пятерку лидеров в предоставлении ИТ-услуг (Рейтинг РА «Эксперт» — «Российские ИКТ, 2010»)

TelecomTV — универсальная масштабируемая платформа предоставления мультимедийных услуг

Виртуализация приложений — новый уровень реализации терминального доступа к корпоративным приложениям и данным

Андрей Сылка, директор по развитию бизнеса BCC Group: «Основа дистанционного обучения – грамотный контент»

Источник информации: http://spbit.ru/interview/i88247/

Компания «Корпоративные системы обучения», входящая в состав BCC Company, работает на рынке электронного обучения с 2006 года и специализируется на разработке решений в области автоматизации процессов корпоративного обучения. Компания реализует крупные проекты как для коммерческих, так и для государственных организаций, в том числе и на международном рынке, начиная от разработки уникальных обучающих курсов и заканчивая внедрением инфраструктуры и организацией процесса обучения. О реализованных проектах и специфике дистанционного обучения рассказал директор по маркетингу и развитию дочерней структуры BCC – компании «Корпоративные системы обучения» Андрей Сылка.

 

Андрей, расскажите немного об истории компании «Корпоративные системы обучения»: как она создавалась и почему было выбрано именно направление автоматизации корпоративного обучения?

– История нашей компании начинается с 1995 года, когда руководителями лаборатории программных систем искусственного интеллекта электротехнического университета Санкт-Петербурга (ЛЭТИ) был создан программный продукт для разработки мультимедийных дисков «Гиперметод». Примерно в конце 90-х мы уже понимали, что эра компакт-дисков уходит, и постепенно наш бизнес стал смещаться в область Интернета. Мы занимались разработкой различных порталов для наших заказчиков, и в 1998 году выпустили первый продукт в сфере E-learning для создания порталов дистанционного обучения. Это был коробочный продукт, который позволял делать мощную систему дистанционного обучения для вуза, и мы успешно его продавали за не очень большие деньги. Чаще всего наши покупатели ставили эту коробку на полку, поняв, что одного софта недостаточно, так как это только оболочка, в которой можно размещать курсы. Собственно контент мы не поставляли, мы давали лишь инструмент. И встал вопрос: кто будет разрабатывать курсы? Сейчас я, имея уже большой опыт разработки и руководства проектами по созданию и проведению учебных курсов, понимаю, что основа дистанционного обучения – это именно грамотный и качественный контент. Потому что сама идеология дистанционного обучения подразумевает обучение без преподавателя. Сложность здесь в том, что преподаватель своей харизмой на очном обучении «держит» аудиторию, сам подаёт материал, и как только этот элемент исключается, то всю методику преподавания необходимо перенести в электронный курс. Поначалу такого никто не умел делать, и сами преподаватели не знали, как свои задания перевести в автоматический тренажёрный комплекс. Всё это достаточно сложный процесс, и в тот период проектов реального внедрения методов дистанционного обучения с успешным использованием было очень мало.

Какие проекты были реализованы?

– В 2005 – 2006 годах мы реализовали один из наших первых крупных проектов, ставший международным, – систему обучения для иранской АЭС «Бушер». Работа велась в консорциуме с ВНИИАЭС – институтом, который занимался подготовкой всего персонала этой атомной станции. Они готовили контент. И это сотрудничество с ВНИИАЭС дало нам огромный скачок в развитии, в понимании того, как проводить электронное обучение. Потому что эта отрасль атомной промышленности в отличие от всех других прекрасно обеспечена документацией по проведению обучения. Ни в одной другой отрасли такого внимания к обучению взрослых не было, потому что ответственность здесь колоссальная. Технология обучения прописана до мельчайших подробностей, вплоть до того, какие глаголы можно, а какие нельзя использовать в тестовых вопросах. Фактически там даже не было дистанционного обучения, был просто организован учебный компьютерный класс, связанный с сервером во ВНИИАЭС. Там учащиеся проходили тест, по результатам которого получали допуск на территорию станции.

Директор по маркетингу и развитию компании «Корпоративные Системы Обучения» (дочерней структуры BCC) Андрей Сылка

Чем ещё был интересен этот проект?

– Для меня этот проект был интересен тем, что он шёл одновременно на трёх языках: на русском, английском и фарси, причём чтение на фарси идёт справа налево, и для нас это представляло некоторые технологические сложности, которые мы успешно решили. Проект был интересен и с точки зрения командировок. До этого наша компания занималась только программным обеспечением, и, когда мы поехали устанавливать систему, выяснилось, что нам надо фактически создавать инфраструктуру: прокладывать кабель в помещении, устанавливать и настраивать серверы, проводить и подключать систему кондиционирования. Благодаря этому у нас появился опыт проектной работы. Кроме того, нам надо было обучить работающих там людей тому, как это всё использовать. Мы поняли, что нужно продавать не коробку, а услугу внедрения системы дистанционного обучения – от момента, когда в компании, на предприятии или в вузе ничего нет, до момента, когда уже полностью налажен процесс дистанционного обучения. Надо поставить оборудование, установить наше ПО, разработать контент и обучить персонал, то есть наладить процесс обучения с помощью этой системы: прописать должностные инструкции для разных людей и обучить их, иначе всё буксует, и если это держится только на энтузиазме какого-то одного руководителя, всё заглохнет мгновенно. А вот когда формируется команда, которая всё это активно использует, тогда это начинает реально работать.

Каким образом вы перешли к проектной деятельности: компания расширилась?

– Руководители нашей компании видели, что мы не справляемся с такими крупными проектами, потому что мы были не очень большой и чисто софтовой компанией, а нужно делать гораздо больше. Тогда мы нашли партнёра – ВСС, вошли в эту группу и в 2006 году создали новую компанию «Корпоративные системы обучения». Мы существуем как отдельная независимая компания, но с точки зрения проектной работы это фактически отдел ВСС, который занимается проектами, связанными с обучением. Сейчас мы открыли свой учебный центр, который в определённых случаях оказывает и очное обучение. Например, с проектом для Олимпийского комитета сначала проводилось дистанционное обучение, после чего мы обучали 10 групп по два дня очно, а потом снова дистанционно, то есть была целая цепочка смешанного обучения.

То есть вы работаете сейчас и в этой области?

 – Сегодня мы оказываем очень широкий спектр услуг в области обучения. При этом мы не хотим конкурировать с классическими учебными центрами, у которых есть стабильная программа, например, курсы по Microsoft, Adobe и т. д. Мы заняли другую нишу – очень специализированного обучения для компаний. Так, сейчас мы реализуем большой проект по внедрению новой информационной системы. Программно-аппаратный комплекс, модули, считывающие устройства, карточки, сканеры, ПО – всё это оборудование поставляется в подразделения компании-заказчика, которых десятки тысяч в целом по стране. И сотрудников нужно научить, как всем этим пользоваться. При этом разработка самого ПО ещё продолжается, потому что оно заказное, уникальное, под конкретное техническое задание.

Таким образом, ваша компания занимается уникальными курсами?

– Да, мы проводим именно такое обучение, когда курсы нужно разрабатывать с нуля. У нас есть методисты, которые занимаются разработкой содержательных материалов. И мы готовим наиболее оптимальный подход, как это будет преподаваться: что-то дистанционно, что-то очно, пытаемся оптимизировать стоимость и качество обучения. Сегодня мы предоставляем три основные услуги: внедрение систем дистанционного обучения, разработка учебного контента и проведение очного обучения.
 

Сколько в компании работает человек и сколько в их числе методистов, которые занимаются непосредственно контентом?

 – Основной костяк компании сейчас составляет 35 человек. Причём многие люди работают под определённые проекты как внешние соисполнители, поэтому можно говорить, что у нас работает около 50 человек. Есть отделы программистов, разработчиков курсов, порядка 10 методистов.

На одном из обучающих семинаров компании «Корпоративные Системы Обучения»

Территориально работники как-то распределены?

– Да, есть филиалы в Москве и в Петербурге. В столице раньше был только отдел по менеджменту и маркетингу, а сейчас здесь есть и сотрудники-методисты, и преподаватели, и разработчики курсов, хотя основной коллектив  разработчиков находится в Питере. Но поскольку большая часть наших заказчиков раньше была в Москве, то здесь тоже сформировался отдел разработки, потому что над многими вещами надо работать в тесном контакте с заказчиком.

У вашей компании две точки присутствия в России?

– Да, но на самом деле у ВСС больше точек присутствия, и при необходимости мы это всегда используем. Чем хорошо входить в такую достаточно крупную компанию: во-первых, есть возможность делать реально крупные проекты, а у ВСС есть необходимые лицензии (военные, лицензии по безопасности и др.), и, во-вторых, мы можем использовать площадки ВСС по всей стране.

Андрей, а какой сферой ограничивается разработка контента? Вы упомянули военную сферу, атомную промышленность.

– Она очень широка. Например, недавно шли переговоры о проекте в области медицины. У нас, естественно, нет таких специалистов, которые профессионально разбираются в медицине. Но мы находим соответствующего специалиста-носителя знаний под конкретный проект. Мы обучаем его тому, как этот контент может превратиться в учебный электронный курс и как нужно выстраивать курс, чтобы ученик не терял интереса. Обучение должно содержать некоторую цикличность с очень частой сменой деятельности. Поэтому текстов должно быть не больше чем на 5 – 10 минут чтения, дальше, например, видео, потом какое-то упражнение на получение и закрепление навыков, затем небольшой тест и т. д. Чтобы в учебные 45 минут ученик постоянно занимался разными видами деятельности. К сожалению, даже талантливые преподаватели, которые очень хорошо проводят занятия очно, этот переход от одного вида обучения к другому, к электронному, далеко не всегда понимают, и их тоже нужно обучать, чем мы и занимаемся.

Можно привести какие-то конкретные примеры ваших курсов?

– Мы создаем курсы по любому ПО, по программно-аппаратной части. Например, тренажёрные комплексы по рабочим специальностям: сборка-разборка двигателя, коробки передач для автослесаря, работа со станками ЧПУ, строительные специальности и т. д. С другой стороны, курсы по делопроизводству. Для одного предприятия мы разрабатываем курс, связанный со стандартами качества, в рамках которого нужно обучить персонал тому, как необходимо себя вести в разных ситуациях. Сейчас идёт разработка курса: придуманы ситуации, которые мы будем фотографировать на предприятии и создавать ролики типа комиксов, когда клиент что-то просит, и надо выбрать реакцию за сотрудника в соответствии с принятыми стандартами качества.

Сталкиваетесь ли вы с консервативностью людей по отношению к дистанционному обучению? Ведь порой не верится, что преподавателя от бога можно заменить компьютерной программой…

– Есть целые компании с неудачным опытом дистанционного обучения. Так, на одном предприятии нас даже просили не произносить слово – «дистанционное». Мы пошли им навстречу, изначально была достигнута договоренность на очное обучение 150 человек. Тут отмечу, что одна из проблем при обучении различным информационным системам, особенно специализированным, заключается в том, что зачастую очень трудно развернуть тестовую систему, на которой можно тренироваться. Наша технология такова: мы делаем эмуляторы, где человек тренируется на выполнение каких-то действий. В таком случае все могут тренироваться параллельно, и никто друг другу не мешает своими данными и не засоряет базы. По завершении такого тренинга человек не боится использовать систему. Мы обучили тьютора, и участники курса тренировались в нашей системе. Предполагалось, что далее они сами обучат остальных сотрудников. Но после первой волны этих людей в количестве 50 человек посыпались запросы на то, чтобы и другие работники потренировались, но уже никуда не выезжая. Так 50 человек превратились в 450, следующие 100 – в 1,5 тыс. человек, которых мы успешно обучили. Получилось, что за счёт качественного контента мы в итоге переломили ситуацию в этой организации, и руководство увидело, что удалённо можно реально обучать. Спустя два года в этой организации по нашей системе дистанционно обучилось уже 150 тыс. человек.

Готовые курсы вообще не стоит рассматривать?

– Многим целесообразно полностью отказаться от закупки готовых курсов, потому что в любой компании настолько много специфики, что даже стандартный курс по Excel не подойдет: порой не нужно профессионально учить сотрудников работать с Excel, им нужно учить людей работать с их конкретными документами в Excel, когда уже есть готовые макросы, шаблоны, и надо научить, как пользоваться именно этим. Выходит, что готовые курсы всё равно нужно переделывать и дорабатывать, что в итоге получается только дороже.

Кто же ваши крупные клиенты?

– Смотря по каким параметрам считать: один проект по одним параметрам самый крупный, другой – по другим. Например, на одном предприятии самое большое количество обучаемых людей. С другой стороны, проект в «Связьинвесте» вообще уникальный для России, потому что там вся система обучения должна быть размещена внутри корпоративных каналов передачи данных. Эта КСПД имеет определённую пропускную способность, которая заранее уже задана, и увеличить которую мы никак не можем. Когда был подсчитан объём обучения, сколько нужно будет передавать информации, то стало понятно, что невозможно организовать обучение с одного сервера, который бы находился в Москве. Проект реализовался для всех бывших межрегиональных компаний – «Уралсвязьинформ», «Сибирьтелеком», «ВолгаТелеком», «Южная телекоммуникационная компания», «Дальсвязь», «Северо-Западный Телеком», «ЦентрТелеком», и было принято решение в каждом из регионов построить свой отдельный узел дистанционно обучения с единым централизованным управлением.

Фактически это получается кэширование данных?

– Не совсем кэширование, это были абсолютно независимые серверы. Каждая МРК проходила обучение на своём сервере, куда из центрального «спускались» учебные курсы, разрабатываемые централизованно, а наверх передавалась сводная статистика по результатам обучения. В каждой МРК всё это нужно было внедрить, настроить, обучить людей и т. д. Поэтому с точки зрения развёрнутой инфраструктуры, количества людей, управляющих процессом этого обучения, и его территориальной распределённости это был самый крупный проект, охватывающий огромные территории.

Скриншот одного из обучающих курсов компании «Корпоративные Системы Обучения»

Следующим шагом будет «облако»?

– Сейчас для наших клиентов мы и так предоставляем «облачный» сервис – часто все размещается именно на наших серверах. Сегодня понятно, в какие деньги может вылиться очное обучение большого количества людей. Даже если потратить 1,5 млн на разработку одного курса, по которому обучится 80 тыс. человек, то никакие варианты очного обучения никогда не позволят за разумные деньги обучить такое же количество людей.

Что меняется в компании с внедрением таких технологий?

– Кардинально меняется подход к обучению. Если раньше дистанционное обучение даже не рассматривалось, то сейчас оно считается стандартным. При этом можно получить всю статистику о том, как прошло обучение и насколько успешно. И заказчики не сокращают свои издержки, а только наращивают, потому что аппетит приходит во время еды. Они понимают, что это не так дорого, поэтому решают провести ещё и другие курсы, что в итоге положительно сказывается на качестве обслуживания и работы.

В каких ещё отраслях вы реализуете проекты?

– Я уже упоминал атомную промышленность. Также мы очень много делали для департамента образования Санкт-Петербурга. Большой опыт мы получили в области разработки тренажёрных комплексов по рабочим специальностям. Был момент, когда на начальное и среднее профессиональное образование фактически не обращали никакого внимания. Если школы закупали технику, объявляли конкурсы на разработку электронных курсов, то в области среднего профессионального образования не осуществлялось никакой информатизации.
Причём и в школах то, что получалось, было далеко от необходимого качества. В России ещё с 90-х годов было отношение к контенту как к чему-то второстепенному, главным считается железо и софт. В 1996 – 1998 годах был всплеск интереса к электронным энциклопедиям на компакт-дисках, потом по этой отрасли ударил кризис, но её подкосило и то, что все разработчики гнались за внешней красотой, немудрёными спецэффектами, а содержательная часть была откровенно слабой. Человек покупал компакт-диск как энциклопедию, например, по Русскому музею, где о Шишкине написано всего два абзаца, и как это можно назвать энциклопедией, не совсем понятно. Эти энциклопедии были не настолько интересны, чтобы заменить игры, и не настолько содержательны, чтобы заменить книги, а их цена была сравнима с компьютерными играми, в связи с чем этот рынок быстро «схлопнулся», чему помог и кризис 1998 года. То же самое относится и к электронным учебникам – слабая приспособленность для самостоятельной учёбы и для использования на уроках.
Поэтому когда мы начали в Петербурге обращать внимание на профессиональное образование, то стали готовить не столько электронные курсы, сколько электронные тренажёры. Например, в автомобильном колледже студенты должны уметь разбирать и собирать двигатель, коробку передач, стартер и т. д. Этот двигатель у них есть, но один на весь колледж, и есть чёрно-белые распечатки, где написано, какой инструмент нужно взять и в какой последовательности разбирать. Естественно, студенты по этим листочкам ничего никогда не учили. Мы сделали тренажёр, который интересен тем, что в нём присутствует элемент игры. Дети начинают тренироваться, узнают последовательность действий, и на реальном тренажёре получают уже тактильные знания. Очень большой этап обучения они могут пройти как дома, так и в компьютерном классе.
Мы делаем не только законченный полный курс, но и отдельные элементы для тренинга, которые преподаватель может использовать в своём очном обучении.

Расскажите о ваших свежих проектах.

– Несколько месяцев назад начался проект по приграничному сотрудничеству с Финляндией. Был объявлен конкурс, и мы стали единственным победителем с российской стороны. В проекте принимают участие Хельсинский университет и Институт постдипломного образования Санкт-Петербурга. Суть в том, что в Финляндию на заработки едет много россиян, и достаточно много финнов приезжает в Россию – и тех и других нужно обучать. В рамках проекта русско-финского сотрудничества будут организованы учебные центры. Разработка самих курсов, наверное, начнётся только в следующем году. Странам-соседям очень нужно знание друг друга, языка, потому что идёт достаточно большой обмен людьми. Это очень перспективный, огромный рынок. Помимо Финляндии, сейчас начинаются переговоры по другому проекту – с Эстонией.

На платформе TrainingWare развернуто обечение 150 тыс. сотрудников одного из клиентов компании «Корпоративные Системы Обучения»

Андрей, расскажите о технологической платформе, на которой ведутся ваши
разработки.

– Когда в 1998 году наш бизнес сместился в область Интернета и E-learning, мы достаточно долго выбирали, на какой платформе работать. Сначала мы использовали технологию java, чтобы обеспечить масштабируемость и многоплатформенность. Мы пришли к выводу, что наиболее оптимальные характеристики у PHP, и основная разработка идёт с помощью этого языка и с разными базами данных, преимущественно с MySQL, но мы делаем проекты также и на MS SQL, и на Oracle, потому что у разных заказчиков бывают разные требования. Наше кредо заключается в том, что, в отличие от многих на российском рынке, наша система управления обучением, во-первых, поставляется в открытых кодах и, во-вторых, собирается на свободно распространяемом системном ПО, то есть не нужно закупать никаких дополнительных лицензий. Наша технологическая платформа легко масштабируется под нужное количество пользователей. Кроме того, мы развиваем свою платформу TrainingWare, которая имеет некоммерческую версию, бесплатно распространяемую с лицензией под DPL, ориентированную в основном на школы. В системе есть встроенный редактор курсов, вся работа идёт через веб-интерфейс, то есть человеку, который будет обучаться либо управлять процессом обучения, нужен только веб-браузер.

Большое спасибо!

Биографическая справка:
Андрей Сылка  родился в 1975 году в Санкт-Петербурге. В 1999 году окончил обучение в Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете (ЛЭТИ) по специальности «прикладная математика». С 1996 года работал в  компании «ГиперМетод», специализировавшейся на разработке решений в области мультимедиа, Интернета и дистанционного обучения. 2002 – 2006 гг. – работа ведущим программистом  в ряде крупнейших интернет-проектов. В 2007 году  вернулся во вновь созданную дочернюю компанию BCC – ЗАО «Корпоративные системы обучения».

О компании
ЗАО «Корпоративные системы обучения» работает на рынке электронного обучения c 2006 года и специализируется на разработке решений в области автоматизации процессов корпоративного обучения. Компанией разработана и запатентована собственная технологическая платформа для автоматизации процессов обучения и аттестации пользователей TrainingWare. Она включает все необходимые инструменты для создания систем дистанционного обучения, обеспечивает взаимодействие между инструктором и сотрудником в процессе обучения, разработку курсов и тестов и, что особенно востребовано, автоматизированную аттестацию пользователей.

Светлана Черемисина